Connect with us

Hi, what are you looking for?

Любовь и отношения

Принцесса неба

Жила-была в самом городе Париже молодая женщина. Длинноногая платиновая блондинка с пухлыми губками сладости нежного персика и глазами-озерами цвета… Вы любовались когда-нибудь пронзительной синевой неба ясным летним утром? Вот такого цвета глазами смотрела прелестница на мир. Была она настолько девочка-девочка, что все вокруг восторгались её красотой, утончённостью и воистину королевским величием.

Несла она свое величие с таким достоинством, что некоторые завистники, куда же без них, подозревали в ней внебрачную дочь самого Людовика X*-надцатого. Только глупости это. Мишель никакого отношения к королям не имела. Но с детства в её душе росла и крепла мечта о том, чтобы выйти замуж за принца. И не сказочного, а всамделишного, чтобы была у него Королева-мать или отец – Император.

Блажь, конечно. Но если сильно чего-то желать, то может случиться чудо. Главное, не испугаться, когда мечта сбудется.

Приехал однажды в Париж Киаф Сиас-Насру – принц африканский из Зулу-Мандулу, государства настолько крошечного, что не на всех картах отыщешь. Но папа и мама — королевских кровей. Тут все честь по чести.

И приехал не себя показать, на других посмотреть, а жену выбрать. Дошел до их королевства слух, что в далёкой Франции живут самые красивые девушки. Поселился охотник за невестами в десяти-звездочном отеле «Вилла Рояль».

Мишель там как раз горничной работала. Послали её президентский люкс убирать, а там – ОН. Шоколадный мужчина в самом расцвете сил в одних трусах из кожи тасманийского крокодила. И бусах. Десятка два ниток на шею нацеплено. И все из крупных драгоценных камней собраны: алмазы, рубины, изумруды.

Мишель, как девочка-девочка, в моде разбиралась лучше иных Дольчей с Габанами. Сразу сосчитала в уме примерную стоимость навешанных на мужчину камушков, оценила кожаные труселя и не только. Получившаяся астрономическая цифра свернула на бок её прелестную головку, и Мишель потеряла сознание, упав прямиком в руки принца в самой изящной и соблазнительной позе.

Принц опешил — никогда перед ним в обморок не падали.

— Навэрьно, ей мишаэт адиеджа, — сообразил он на ломаном французском. – Нашы-то баобабы всие бэз адиежды! И никакихь тиэбе обморакоф.

И давай освобождать девицу от одежды. Сдернул передничек, униформу, а как увидел кружевное бельё, так взыграло в нём что-то древнее, хищное, альфа-самцовое. Только за стринги её хвать, как Мишель пришла в себя.

— А-а-а, — возмущенно заверещала скромница.

— Э-э-э, — растерялся шоколадный горе-спаситель.

— Принц? – внезапно спросила она.

— Э…дыа.

— Настоящий? – недоверчиво сузила глаза Мишель.

— ДЫА! – гневно вскричал наследник и вытащил скипетр. Ещё ни одна женщина не смела усомниться в его правах на трон.

— О-ля-ля, — восхищённо мурлыкнула новоявленная претендентка на руку и сердце принца, оценив размеры скипетра. – Ваше Вели-и-ичество!

— Йа пока исчо пр… — смутился он, но договорить не успел — хищной пантерой Мишель набросилась на него и страстно впилась в губы.

— Это по-ока-а, — жарко выдохнула будущая принцесса, отдышавшись после первого поцелуя, и продолжила восхождение на трон.

Прошла неделя. Бурно, жарко, страстно.

Теперь уже женщина-женщина Мишель Сиас-Насру вышла из отеля «Вилла Рояль» под руку с мужем. Именно мужем, потому что Киафчик её обожал и уже не мог без неё жить, а коронацию в какой-то там Зулу-Мандулу она считала простой формальностью.

И пусть тамошние аборигены ходят в одежде Адама и Евы, прикрываясь пальмовыми листьями, но она, как истинная француженка и будущая глава маленького, но очень гордого государства, должна блистать. Так что, вперед! За покупками!

К вечеру уставший так, словно неделю убегал от разъярённого леопарда, Киаф Сиас-Насри выполз из последнего, по словам его благоверной, модного салона. От былого королевского великолепия на нём остались лишь трусы кожи тасманийского крокодила. Да и те уцелели лишь потому, что являлись одним из символов принадлежности к правящей династии.

— Киафчик, как думаешь, а шубка в твоей Зуле-Мандуле мне пригодится? За углом есть славный бутичок. Пу-ся, ну скажи что-нибудь?! — Мишель остановилась у дверей отеля и задумчиво наморщила свой прелестный лобик.

— Ыууархг! – прорычал неразборчиво тот, держа в зубах с десяток пакетов. Руки отказывались держать что-либо ещё пять бутиков назад. — Пвиуокх! Фсы пви фпох!

— Нельзя так нельзя, — обиженно надулась Мишель. – Я же просто спросила! Ругаться-то зачем?!

И пошла походкой от бедра, агрессивно вколачивая шпильки в мостовую, как настоящая женщина-женщина.

А благоверный поплёлся следом, качаясь под тяжестью коробок, пакетов и сумок. То была лишь малая часть выбранных его невестой вещей. Остальные продавцы обещали доставить прямо в отель.

***

Жан-Поль Партаж во главе каравана фур подъехал к эйрбасу Белуга. Старший смены ущипнул себя в надежде, что бездонный океан работы по загрузке гигантского «рыбьего» тела ему не мерещится.

Фото из общего доступа сети интернет

— Чёртов Муншайн! Удружил! – простонал Партаж от вкручивающейся в мозги головной боли. — И зачем я пил вчера его пойло из кактуса?

Расфокусированным взглядом уставился в «лошадку». Так среди своих звалась loadsheet – сводно-загрузочная ведомость. Буквы в листах хороводили с цифрами. Куда ни кинет взгляд – перегрузка. То хвост не даёт лайнеру взлететь, то нос бетон взлётки пашет.

От катастрофической логистики его отвлек мягкий шорох подъезжающего к эйрбасу Роллс-Ройса.

Авто, похожее на синее глянцевое НЛО, остановилось около транспортника и выпустило из своих глубин… БО-ГИ-НЮ!

Идеальной чистоты бриллиант в оправе платиновой гривы. Водоворот бездонной синевы глаз засасывал, а влажный блеск пухлых губок манил и гипнотизировал: «Целуй. Целуу-уй, це-элу-ууй!».

«Лошадка» ускакала из дрожащих рук Жана. До нее ли сейчас было бедолаге?

Шпильки цокали по бетону подобно таймеру бомбы, отсчитывая последние секунды перед взрывом. Ещё пять секунд, и его сердце не выдержит и разорвется от восторга. 4…3…2…

— Эй, кто у вас здесь главный?

От визгливо-капризного тона очарование богини разлетелось вдребезги. А брезгливо сморщенная мордашка кричала о том, что мисс совершенство относится к простым смертным, как к блохастым помоечным котам, приближаться к которым небезопасно.

— Я, мадам, — Жан-Поль уткнулся взглядом в бетонку взлётки. — Старший смены грузчиков Жан-Поль Партаж к вашим услугам.

— Жан как тебя там, я хочу, чтобы вы погрузили лимузин.

— Но весь груз уже распределён. Для машины нет места. Я не могу…

— По-нят-но, — перебила красотка. — Где мне найти того, кто может? А потом я вернусь и прослежу, чтобы вы погрузили ВСЕ вещи. Я знаю, что багаж при погрузке пропадает. И не хочу, чтобы вы свистнули что-то из моих вещей.

Жан-Поль смотрел, как туфля стоит на «лошадке». Ему казалось, что фурия топчет не сводно-загрузочную ведомость, а высокой тонкой шпилькой протыкает мужское достоинство его и команды. Остатки алкоголя воспламенились внутри, сжимая кулаки до хруста.

Обратите внимание: Начало истории. Принцесса и Выскочка..

Но самообладание победило.

— Вам туда, — махнул рукой в сторону кабины экипажа. – Обратитесь к командиру. Лететь ему, если разрешит – погрузим.

Разъяренной фурией будущая королева взбежала по трапу, рванула дверь кабины пилотов на себя и уже почти извергла из себя лаву гнева, но… запнулась за порожек.

-Аах, — вскрикнула Мишель прежде, чем поняла, что куда-то летит.

— Здравствуйте, — с обворожительной улыбкой навис над ней мужчина в форме. Рука ловеласа по-хозяйски обхватила талию незваной гостьи. Мишель увидела его лицо и… растворилась в карих глазах с поволокой страсти.

— Мадемуазель, с какой целью вы упали мне на руки? – с улыбкой поинтересовался капитан.

— Меня… Там… — залепетала без пяти минут королева Зулу-Мандулу. И вдруг выпалила: — Я хочу лететь с вами!

— К сожалению, это грузовой борт. Правила перевозки запрещают брать пассажиров.

— Но я на машине…

— Это меняет дело, — искорки смеха в глазах сводили на нет всю серьёзность тона.

— Потому я к вам и пришла, — Мишель с сожалением выбралась из крепких мужских объятий, — точнее меня послали.

— Вас?! Кто посмел?!

— Старший у грузчиков, — плаксивым тоном капризной девочки сдала она Партажа. — Я хотела взять с собой лимузин, а он не разрешает.

Умильная мордашка с жалостливыми глазами растопила бы даже камень. Не выдержал и капитан.

— Мадмуазель…

— Мадам. Мишель Сиас-Насру, будущая королева Зулу-Мандулу, — и добавила нежным шепотом: — Но для Вас можно просто Мишель.

— Мишель, сделаю все от меня возможное, даю вам слово капитана!

Красотка хваткой бультерьера вцепилась в подставленный локоть и прижалась к мужчине, насколько позволяли приличия.

Парочкой пылких влюблённых вышли они к грузчикам.

И уже через час лимузин въехал в брюхо Белуги.

***

Самолёт взял курс на Зулу-Мандулу. Перед вылетом выяснилось, что Киафчик до смерти боится летать. Пожалевший бедолагу старший смены напоил его остатками настойки из кактуса для поддержания духа и до потери сознания. Мишель сначала хотела устроить этому мужлану разнос, но потом передумала. Бревноподобный муж не мешал грезить о командире экипажа.

— Ах, Себастиан, — томно вздыхала мадам Сиас-Насру, сидя в лимузине.

Принцесса Зулу-Мандулу включила печку в салоне, иначе в пузе грузового самолета она рисковала превратиться в пломбир, а супруг в эскимо.

Очень скоро стекла запотели. От перегара мужа грёзы женщины приобрели совсем уж фантастический размах. Она покоряет королевство Зулу-Мандулу, потом мир склоняется перед её ногами. Она дарит Себастиану космический корабль, и они вдвоем с любимым улетают к зелёным человечкам подписывать договор о дружбе и сотрудничестве.

— Себастиан, — вздыхала будущая императрица всея, рисуя пальцем сердечки на запотевшем стекле лимузина.

Эйрбас тряхнуло в воздушной яме, ладонь проехалась вверх-вниз, стирая следы своего творчества, а стереосистема Роллс-Ройса взвыла голосом Селин Дион:

— Near, far, wherever you are. I believe that the heart does go on…

И Мишель окончательно выпала из реальности в мир фантазий.

***

Самолет приземлился в аэропорту Мбванга. После нескольких часов тряски в машине по колдобинам и ямам состоялась долгожданная встреча с родителями будущего супруга. Они несказанно обрадовались приезду сына с невестой, лопотали что-то на своём языке и всё время пытались ощупать молодую со всех сторон.

Фото из общего доступа сети интернет

Смысл пристрастного интереса к ее формам будущая миссис Сиас-Насри узнала чуть позже: когда её вместе с мужем отвели в хижину и оставили одних. До этого в честь свадьбы устроили пиршество с местными яствами и бормотухой из пальмовых листьев.

Мишель поклевала, как птичка, — очень боялась подхватить какую-нибудь кишечную заразу, а воняющее кислятиной белёсое пойло незаметно вылила позади себя.

— Киафчи-и-ик, — потрясла теперь уже принцесса пьяно-похрапывающего мужа. Ей не спалось. Жёсткие прутья пальмовых плетёнок впивались в лопатки и ягодицы даже через шкуры, да и любопытство мучило.

— Ну, Киафчик! – заворковала Мишель. А потом начала бить мужа по щекам. – Проснись, сволочь!

— Да, же-а ма-я, — спросонья проплямкал тот.

— Киафчик, сладенький мой, шоколадка моя, — снова заворковала благоверная. — Скажи, почему твои родители меня ощупывали? Что они говорили обо мне?

— Хва-или за то, шо нашёл отлищную шертву нашей бохине, – длинная фраза утомила его, и Киаф снова захрапел. — Хырр-фсс.

— Что??? Какой богине? КАКУЮ ЕЩЕ ЖЕРТВУ?! – сон с Мишель слетел окончательно, когда до неё дошел смысл слов мужа. Она только стала принцессой, не успела даже попробовать свою мечту на вкус, и тут нате вам – принесут в жертву.

— Хва-тит дры-хнуть, пья-на-я ско-ти-на! – миссис Сиас-Насри вскочила, схватила мужа за уши и начала бить головой о шкуры.

— Что-то-то ты-ты-ы де-де-ла-ла-ешь? – запротестовал он.

— Когда меня принесут в жертву?! – рявкнула она в лицо ошалевшему от внезапной перемены поведения супруги. – ОТВЕЧАЙ БЫСТРО-О!

-Зав-вав-тра-ра на-а рас-сас-вет-те! Прек-кек-рек-рат-ти! Боль-но же!

— Ну прости, прости, любимый, — Мишель отпустила уши мужа, поцеловала его в губы и улеглась рядом, — спи дальше. Я люблю тебя, мой король.

— И я тебя, — потрясенно прошептал тот. Озадачился было таким скачкам в настроении своей половинки, но выпитое и дневная усталость утащили «шоколадку» в мир сновидений.

Бедняжке было не до сна. Ей моментально разонравился новый статус, которым она так гордилась. Нужно как можно скорее выбраться из этого ада. Лучше живая горничная в Париже, чем принцесса, принесённая в жертву богине аборигенов.

Подсвечивая себе фонариком телефона, недокоронованная особа нагребла в сумку алмазы – дары новобрачным, осторожно выскользнула из хижины и прокралась к стоянке джипов. Пока пробиралась, постарела лет на десять. Завела «Роллс-Ройс» и на всех скоростях рванула прочь.

Дозорные очнулись от алкогольного дурмана и подняли на ноги всё поселение.

— Тревога! Тревога! – орали они дикими голосами исуматошно палили в темноту из М-16, сбивая с веток ленивцев. Звери ссыпались с баобабов и мстили обидчикам, мешая организовать погоню.

Возвращать невесту сбежалось всё государство – примерно человек сто семь, включая грудничков и калек. Беспокоились не за поруганную честь принца, боялись мести с небес. Если не вернуть девку, предназначенную в жертву, то богиня разгневается и нашлет на зулу-мандулунцев болезни, несчастья и голод.

Завывая, как стая бешеных макак, и подбадривая себя пальбой, папуасы помчались в погоню.

Перепуганная Мишель услышала сзади стрельбу и прибавила газу. Но внезапно выросший перед ней баобаб поставил на мечтах беглянки жирный крест. Её выковыряли из лимузина и куда-то потащили. Принцесса Зулу-Мандулу попыталась сопротивляться и что-то лепетать в своё оправдание, что, мол, произошла чудовищная ошибка. Они всё не так поняли. Она не убегала, а страдает лунатизмом. Просыпается ночью и ходит везде, а автомобиль просто на пути стоял.

Но местные аборигены не пурле во франсе — приволокли бедняжку в поселение.

Мишель в испуге стала озираться вокруг. Ни одной знакомой рожи. Раскрашены не так, да и хижины похуже. Не успела она понять, что к чему, как налетели ее несостоявшиеся родственнички. Крики, месиво, пальба. В общем, все умерли.

Так бы и стояла она, горемычная, привязанная к столбу, если бы не пробрались на шум разведчики из третьего племени. Так Мишель пошла по рукам. Такой ценный трофей не раз и не два кочевал из племени в племя.

В конце концов миссия Красного креста обменяла её на грузовик консервов. Отмыли, подлечили и отправили жертву межплеменных конфликтов на историческую родину. Камни, доставшиеся от мужа и родни, она вывезла во Францию в гипсе.

Бывшая принцесса могла купить себе тропический остров и отдыхать там от пережитых ужасов. Но из ее все еще хорошенькой головки не выходил жгучий брюнет в лётной форме.

— Себастиан, любовь моя! — жарко шептала она каждую ночь, нежно обнимая подушку.

Год спустя.

Командир экипажа Боинг 747 готовит борт к взлёту. Дверь пилотской кабины открывается, и через порог шагает стюардесса.

— Здравствуйте, мальчики! — сверкает белозубой улыбкой женщина-женщина в форме с крылышками, вышитыми на рукавах пиджака.

— Мише-э-эль? – удивлённо восклицает командир экипажа, жгучий брюнет с карими глазами. – Принцесса Зулу-Мандулу?

— Нет, — смеется она в ответ, — принцесса неба!

Фото из общего доступа сети интернет

#юмористический рассказ

#стёб

#романтическая история

Еще по теме здесь: Истории.

Источник: Принцесса неба.