Connect with us

Hi, what are you looking for?

Любовь и отношения

Ребенок от Деда Мороза

16+

Ребенок от Деда Мороза
босс и подчиненная, слр, современный любовный роман

Аннотация к книге «Ребенок от Деда Мороза»:

— От кого?! От кого ты беременна, Настя? — отчаянно восклицает мама. – Ты… ты ведь не встречалась ни с кем! Парня даже нет… Или скрывала? Врала?
— Я никогда не врала, ну что ты говоришь, — кусаю губы, не зная как признаться.
— Как же ты могла… я… не понимаю! Как беременна? Как снег на голову! Ты с ума меня сводишь, дочка, скажи же, как это вышло?
— Разве это важно?
— Кто отец, Настя?! Я требую ответа!
— Дед Мороз!

Автор романа: Марго Лаванда

Несколько слов от автора:

История Деда Мороза и Снегурочки, они же Главный босс и Скромница, они же Настя Синичкина и Герман Самойлов ждут вас, чтобы рассказать свою непростую историю любви;)

Добро пожаловать в новогоднюю, позитивную, романтичную и волшебную историю. Историю, которая захватила меня. Я просто не могу ее не написать! Спасибо заранее за комментарии и лайки!

Ребенок от Деда Мороза
Современный любовный роман, короткий любовный роман, слр, книги о любви

Глава 1

Большинство любовных романов на тему «босс и секретарша» начинаются с того, как последняя приходит устраиваться на работу. Он — босс, эдакий весь из себя красавец вырви глаз, а она — секретарша — скромница, недотрога. Ну так вот, это все не про меня. Не моя история. Я пашу на своего босса уже год, да и не секретарша я, а сотрудник отдела аналитики в крупном строительном холдинге «Ветер Перемен».

А самое главное — начальник отдела аналитики, мой босс, Федор Иванович Петров — ну ни в коем разе не красавец. Лет под пятьдесят, залысины и скверный характер. Вот суровая правда жизни — это вам не любовное чтиво!

И в то же время, представьте себе ирония, я влюблена в босса! Только это — большая тайна о которой ни единая душа не знает.

Самый главный босс — президент холдинга, Герман Александрович Самойлов, тот, до которого мне далеко как до солнца. Наследный принц — его отец отошел от дел холдинга несколько лет назад. За это время Герман в два раза повысил стоимость акций холдинга, да и вообще много чего успел. Хватка как у акулы. Внешность как у модели с обложки «Меп’з Неайн». Женщин вокруг, разумеется буквально толпы. Герман разборчив, критичен и категорически не приветствует романы на работе.

Стыдно признаться, но фантазии меня посещают именно о нем. А кто бы устоял? Этот мужчина невыразимо роскошен! Он словно дикий зверь, скрытый под маской идеального джентльмена. От требователен и строг. Погружен в работу двадцать четыре часа в сутки. Никакой личной жизни, скажете вы. А вот и нет! У этого человека все по расписанию! Даже интимная жизнь!

Откуда я так много знаю?

Дело в том, что его секретарь — моя лучшая подруга. Она досталась молодому боссу еще от отца. И стала единственной деталью, которую новое начальство не стало менять. Пока.

Вера много рассказывала о Германе, а я жадно слушала. Сама я могла лишь изредка видеть предмет своей влюбленности издалека.

Конечно же, Вере я даже намека на свои симпатии не давала. Ведь это ужасно стыдно! Где я, а где Самойлов!

Поэтому новость, которую я услышала сегодняшним утром, тридцать первого декабря, ввела меня в глубокий ступор!

Все дело в том, что холдинг празднует Новый год всегда с размахом. Остальные праздники — гораздо скромнее. Но вот именно новогодний — это неизменно дорогое праздничное шоу с подарками, танцами, конкурсами, ну и так далее. Я вообще-то не любительница таких мероприятий, прошлогодний праздник провалялась в постели с ангиной. Радовалась, что на этот попаду, хотелось очень вкусненького, ведь стол роскошный, вплоть до омаров!

И вот, заместитель Федора Ивановича, дама во всех смыслах неприятная, въедливая, Валентина Радионовна Шпорина, сообщает мне прямо с утра невероятно шокирующую новость:

— Будешь Снегурочкой, Синичкина.

— Что, простите?

— Игнатьева сломала ногу. Руководство посовещалось и выбрало тебя на замену. Вот сценарий.

— Что… простите, что за бред. Я не могу…

— Почему? У тебя тоже нога сломана?

— Но Лена… Игнатьева, она умеет, она три года подряд, она это обожает. Лена когда-то даже в ГИТИСе училась!

— Пустой треп, ну какой ГИТИС, Синичкина. Понторезка эта Игнатьева. Еще и подвела так.

— Но простите, как… Я не могу. Я не готовилась, а это уже вечером!

— Да что там уметь-то? Тебя же не Анну Каренину играть в Большой Театр приглашают! — вскипает Шпорина.

— В Большом Театре танцуют балет, извините.

— Нет, она меня еще и поправляет! Какая разница? Вот именно, тебя словно Жизель плясать заставляют! Раздашь подарки, поздравишь с бумажки, все! Гуляй Вася! Еще и премию дополнительную получишь.

— О, за это дают премии?

— Нет, Игнатьева делала ради удовольствия, — морщится Шпорина. — Но тебе я вижу дополнительный стимул нужен.

— Акт… кто будет Дедом Морозом?

— Ну какая тебе разница? Да что ж ты за человек такой, сил нет. Я устала, мне ещев парикмахерскую успеть надо. Так, короче, вот сценарий, изучай. Сегодня освобождаешься от работы!

— ОЙ, я тоже записалась в парикмахерскую…

— Тебе зачем? У тебя корона с косами любой причесон сомнет. Ничего, у тебя и так, Настя, волосы красивые.

Растерянная, бреду в свой кабинет. Точнее, в большой офис где сидим впятером с девочками. Сажусь за свой стол и невидящим взглядом пялюсь в сценарий. Только в голове пусто. Я не из тех, кто любит внимание, выступать на сцене — это не мое!

Теперь понимаете, почему моя влюбленность в Германа Самойлова — полная утопия?

Мы с разных планет, абсолютно…

Хорошо, буду думать про деньги, сцеплю зубы и кое-как переживу этот вечер.

— Ты точно не в курсе кто будет Дедом Морозом? — пытаю Веру во время обеденного перерыва. Сидим с ней в буфете за любимым столиком.

— С чего мне это знать? Я и так делами завалена, Настюш, и, если честно мне все равно. Странно, что тебе нет.

— Я же буду Снегурочкой!

— Ну и что? Какая разница кто с тобой на сцене час будет стоять и толкать речь? Хоть сантехник Иван, хоть наш дорогой босс Герман.

— Не говори ерунды, — аж подпрыгиваю. — С чего это Самойлову в Деда Мороза наряжаться?

Вера бросает на меня какой-то странный взгляд и мне становится не по себе.

— Серьезно? Не шути, умоляю!

— Да что такого, Насть? — раздражается Вера.

— Ничего… Но сам босс. Зачем это ему?!

— Спор с замом. Как дети, ей богу. Поспорили и теперь Самойлов весь день не в духе, вот прям как ты.

— Я… Откажусь. Прямо сейчас.

— Ты совсем с ума сошла? Да за костюм Снегурочки тогда смертоубийство начнется! Каждая из холдинга от восемнадцати и до семидесяти жаждет на сцене с красавцем боссом постоять. А ты еще и кочевряжишься!

— Вер… это случайно не ты руку приложила? Ко всему этому?

— А хоть бы и я? Тебе почти тридцать, Насть. Пора подумать о семье.

— Но Самойлов!! О чем ты думала?

— О том, что хочу для тебя лучшего.

— Боже, ну выйду я с ним на сцену и что? Откуда возьмется лучшее? Он меня в короне и с искусственными косами увидит и влюбится без памяти?

— Кто знает, дорогая. Успокойся.

— Не могу! Я должна отказаться! Я же.

Еще и уволят вместо премии. Я обязательно что-нибудь не так сделаю!

— Хочешь, чтобы Фролова вместо тебя влезла? Да ей только узнать! Она же

вцепится! Пока кроме меня никто не знает, Настя.

Вера вдруг берет меня за руку и внимательно заглядывает в глаза. Словно знает. О моих тайных воздыханиях, которыми я никогда не делилась. Краснею и отдергиваю руку.

Стоять на сцене с самим Самойловым…

По телу пробегают предательские волны.

— Спасибо, что так заботишься обо мне, — вкладываю в голос всю благодарность.

— Не за что. Будь смелее, Настя. В конце концов, это новогодняя ночь. Время, когда мечты сбываются!..

Книга завершена! Переходите в читалку романа по этой ссылке.