Connect with us

Hi, what are you looking for?

Любовь и отношения

Сын хотел украсть у отца старую икону и продать, войдя ночью в комнату, замер от увиденного.

Темные тучи очень быстро затянули голубое и ясное небо, не оставив ни одного намека на хорошую погоду в этот день. Ветер поднимал городскую пыль и мусор. Интересно, как меняются люди в таких условиях, становясь из размеренных и спокойных в торопливых и без конца мечущихся. Каждый старался поскорее добежать до дома, пока с неба еще не хлынул ливень.

Среди всех спешащих людей выделялся лишь один пожилой человек. Он шел не торопясь, вразвалочку. Было видно, что дедушка не боится ни грозы, ни намокнуть от холодного дождя. Скорее наоборот, он ждал, когда с неба начнут одна за другой падать капли, попадая на его лицо, ждал, когда вокруг появится характерный запах свежести, и барабанный стук дождя о землю наполнит улицы. Он любил дождь, любил ветер. Герман продолжал идти по пустым дорогам походкой бывалого моряка. Он невероятно соскучился по волнам, шторму и соленой воде, которые теперь остались лишь воспоминанием.

Тут ветер стих, будто погода передумала включать ураган. Но Герман прекрасно знал, что это означает «затишье перед бурей». Буквально через пару минут должен был начаться настоящий погодный тайфун. И действительно так и произошло. Темные следы от капель начали постепенно заполнять тротуарные дорожки. Старый моряк стоял и с легкой ухмылкой наслаждался за настоящим чудом природы.

Подойдя на автобусную остановку, Герман неторопливо ожидал своего приятеля, который с минуты на минуту должен был появится. Спустя какое-то время двери очередного общественного транспорта открылись и из салона вышел старый друг Германа, они пожали друг другу руки. Приятели двинулись через парк вдоль аллеи. К тому времени, как они добрались до нужного подъезда, дождь уже начал стихать. Поднявшись на третий этаж, они вошли в холостяцкую берлогу старого моряка.

Спустя несколько минут Герман уже варил для гостя черный кофе в турке, а на столе красовались неплохая нарезка и бутылочка армянского коньяка. Хоть никто из них спиртное особо и не любил, за такую долгожданную встречу они были просто обязаны выпить. Сидели мужчины и с радостью вспоминали былые времена, когда снимались в кинофильмах. Они с первого дня почувствовали взаимопонимание. Так и остались хорошими друзьями. Виделись правда они не часто, но Паша нередко приезжал к Герману в гости, тот уж очень настойчиво приглашал. А в этот раз даже о помощи попросил.

— Ну а как сын твой, жена бывшая как поживает, — поинтересовался гость.

— Понимаешь, Паша, я тебя поэтому и позвал. Я на съемках пропадал постоянно, а Галка за Ромой и недоглядела, недовоспитала парня. Он, конечно, гордился тем, что папа его настоящий морской волк, вот только сам не той крутизной всех удивить пытался. Первым затянулся сигаретой, первым попробовал пиво за гаражами, а там еще что покрепче пошло… — моряк глубоко вздохнул, ему было нелегко говорить так о своем сыне, — нет, он, конечно, не наркоман, и не алкоголик, слава богу, но все деньги, что есть, сливает на выпивку. Галка уже давно с очередным мужчиной за границей, а на сына ей наплевать.

— Ну так, а я то, что сделать смогу, ты же знаешь, я в любой момент готов помочь тебе, но не в данной ситуации, я думаю, — Паша не понимал, зачем его позвал Герман.

— Понимаешь, Пашка, я ведь не первый моряк в роду. И есть у нас одна икона, она как семейная реликвия, ей все мои прадеды поклонялись и жили до глубокой старости.

Обратите внимание: Что странного происходило с людьми ночью 5 января?.

Да и я тому доказательство живое, сам не вышел в море ни разу, не перекрестившись перед иконой той. И вот здоровый как бык, хоть и своими глазами смерть видел. Так что, хочешь верь, а хочешь нет, икона нас оберегает на море. Но вот сына на суше от пьянства не смогла…

— Ну так, а то, что сделать могу? Хочешь, чтобы я за сына твоего помолился перед иконой той? Боюсь, не поможет это, Герман, — гость сделал глоток черного горького кофе.

— Нет, да и тем более, пока мы тут молиться будем иконы может уже и не стать. Это для меня она семейная ценность, а для Ромы безделушка, которую можно продать и купить еще выпивки, — глаза мужчины совсем погрустнели, — да и он уже просил меня о том, чтобы продать ее, если честно…

— А часто к тебе Рома приходит? – Паша внимательно смотрел на старого друга.

— Да когда как, по праздникам и на ночь остается, а я-то рад, сын все-таки. Да вот только ходить и следить за ним не хочется, как-то это неправильно, но и икону потерять боюсь…

Они прошли в небольшую спартанскую спальню, чтобы взглянуть на икону. Она была старенькая и деревянная, висела в углу. Она не выглядела дорогой или ценной, но хранила в себе большую историю и силу. А главное — была важна Герману, который то и дело тяжело вздыхал. Гость без конца задавал разные вопросы, никак не относящиеся к проблеме, он даже сделал несколько фотографий на фотоаппарат, который привез с собой.

Вернувшись за стол мужчины продолжили разговор. Герман знал, что Паша вот так вот сидит сейчас и рассуждает на разные темы, а затем резко его как озаряет, и он готовое решение задачи выдает. Вот и сейчас он, вроде, говорит о чем-то, но все его мысли заняты иконой и тем, как можно ее спасти. Буквально через час у Паши уже был готовый план.

— А сын, когда в гости то собирается в следующий раз? — резко спросил Паша.

— Послезавтра у нас годовщина свадьбы с Галкой, он должен прийти и, как обычно, на ночь остаться, — Герман не был уверен в сыне, но тот еще ни разу праздники не пропускал.

— Вот и хорошо, я как раз успею все подготовить. От тебя лишь требуется сделать вид, будто ты сильно напился, а все остальное сделает моя аппаратура и ваша семейная реликвия, — Паша победно улыбался.

Они еще долго сидели в тот вечер, Паша остался у друга на ночь. Утром он уехал, оставив свою дорожную сумку. А днем вернулся и начал собирать какую-то конструкцию (абсолютно незаметную) из своей аппаратуры прямо около иконы. Еще что-то поставил на шкаф напротив и долго настраивал. Герман в свою очередь приготовил для друга вкусный ужин, зная, что тот никогда денег за помощь не возьмет. Как только стемнело Павел провел пару репетиций, и в конце концов все ожидало прихода Ромы.

Утром Паша уехал, он снова остался у друга на ночь, поддавшись уговорам. Герман начал готовить праздничный стол, только теперь уже для сына. Вот и Рома пришел ближе к вечеру. С собой он принес небольшие гостинцы, в основном к столу. Они отметили годовщину родительской свадьбы. Герман весь вечер наливал, но лишь делал вид, что пил, а затем ушел отдыхать, сославшись на усталость.

Отец лежал сначала тихо. Он без конца думал об алкоголизме сына, который это отрицал. А затем решил начать немного сопеть, чтобы не выдавать себя. И эта хитрость возымела действие. Как только Герман начал погромче храпеть, дверь его спальни немного приоткрылась… Продолжение ниже. Нажми на картинку.

Больше интересных статей здесь: Истории.

Источник статьи: Сын хотел украсть у отца старую икону и продать, войдя ночью в комнату, замер от увиденного..